«В моём саду». Новая книга Олега Алёшина

"В моём саду". Новая книга Олега Алёшина

У известного тамбовского поэта (с недавних пор и прозаика), критика, журналиста Олега Алёшина вышел долгожданный сборник «В моём саду». Изящно оформленное издание со «вкусной» шрифтовой гарнитурой выпущено тиражом 500 экземпляров. За оказанную для осуществления этой задумки помощь автор выразил признательность семье Гнатюков и директору магазина «Моя книга» Ольге Миловановой.

Данной книгой Олег как бы обобщает всё своё творчество за последние примерно десять лет, когда его поэтическое мировоззрение и мироощущение претерпели существенные изменения. У него появился новый ориентир, новый незримый друг и наставник – забытый поэт «серебряного века» Василий Комаровский, ставший его воображаемым собеседником в прогулках по царскосельскому саду, его своеобразной прививкой от пошлости вообще и, в частности, от опошления классики. Навеянные воображаемыми и реальными (Олег ездил в Царское Село) прогулками размышления он постарался выразить в семидесяти стихотворениях поэтической части сборника. Их действительно столько, так как помещённый сразу же после авторского вступления цикл, посвящённый поэту Комаровскому, составляют пять вполне самостоятельных вещей. Стихи «нового» Олега Алёшина можно сравнить с изысканным вином многолетней выдержки, имеющим аромат такой же многолетней грусти. Опытный стихотворец, он чувствует и «засохшей бабочки осеннюю дремоту», и «последнее тепло из утреннего сада», и многие другие почти неуловимые состояния и изменения. Но обретённая с годами радость философских открытий имеет ощутимый привкус горечи. Автор признаётся, что «разряжаются годы мои», «давно уже не молод я», «друзьям я стал предпочитать старинные дома», что он превратился в своего рода «старьёвщика забытых времён». Меняются и ощущение времени («час прошёл, день прошёл, жизнь прошла»), и самооценка («стараюсь соответствовать ландшафту: я также скушен, неприметен и уныл»). При всём при этом «надо как-то жить и верить дню безрадостно-пустому». Спасением усталому путнику могла бы стать «любимая скамья в несуществующем саду». В саду, который и старается взрастить Олег Валентинович, заодно сожалея, к примеру, что «не бывал в кофейнях на Монмартре».

В одном из стихотворений Алёшин признаётся, что «иногда что-то хочется выразить прозой». Поэтому вполне логично первую часть сборника продолжают одиннадцать новелл на вечные темы столкновения с реальной жизнью наших представлений о том, какой она должна быть, гениальности в искусстве и столкновения этого самого искусства с той же повседневной реальностью. Конфликт между «возвышенным» и «низменным» очень хорошо, на мой взгляд, показан на доступном пониманию каждого бытовом уровне в рассказе «Телескоп». Увлечённый с детства астрономией слесарь механосборочных работ достаёт за немалые деньги в самой настоящей обсерватории самый настоящий телескоп, чтобы и самому приблизиться к звёздному небу и вылечить таким же путём своего сына. Но астрономическому «диссидентству» положила конец супруга чудаковатого слесаря. Добрая женщина для «порядка» протёрла у телескопа обычной грубой тряпкой зеркало, которому была страшна даже малейшая царапина… Рассказ, кстати говоря, основан на реальных событиях, что делает его насколько аллегорическим — для воплощения авторского замысла, настолько и достоверным, жизненным. Да и в целом проза Олега Валентиновича представляется мне более жизненной в сравнении с его поэзией. Дело даже не в узнаваемости каких-то вещей, а в ощущении объективного присутствия в алёшинских новеллах того «бушующего и яростного» мира, которому он старается противостоять в поэзии…

Павел ИЛЬИН, журналист

 



Литературная деятельность организации